Среда, 29 июня, 2022

Жизнь Николаева во время фашистской оккупации

Так получилось, что Николаев три года был оккупирован фашистскими войсками. Оккупанты вошли в город 16 августа 1941 года. И только 28 марта 1944-го они были выбиты из Николаева. 

Как жил город эти тяжелые три года? Что происходило с его жителями, которые не успели эвакуироваться, ведь времени они почти не имели. Больше на mykolaiv-yes.com.ua.

Подготовка к обороне Николаева

Когда власть начала готовиться к обороне Николаева от фашистов, то выяснилось, что все нужно делать с нуля. Советская власть настолько верила Гитлеру, что не занималась укреплением обороны таких важных городов, как Николаев. А защищать было что. Напомним, что в Николаеве находились судостроительные заводы. Кроме того, с началом войны завод «Дормашина» начал выпускать патроны.   

Однако вокруг города не было ни одного фортификационного сооружения. На разработку чертежей чиновники дали три дня. Это в тот момент, когда время шло на часы. 

Но в Николаеве советская власть сделала, как она считала самое главное — уберегла население от фашистской пропаганды, забрав у людей радиоприемники. 

5 августа 1941 года на николаевом пролетели первые немецкие самолеты. А 16 августа фашисты вошли в город. 

Оккупация Николаева фашистами

Немцы сразу же начали устанавливать собственные порядки. В частности, был создан Генеральный округ Николаев, который вошел в состав рейхскомиссариата Украины. Город возглавил Эвальд Опперман.

Первые шаги оккупантов были следующие. Начали борьбу с мародерами. Для этого пойманных мародеров казнили на глазах николаевцев. Больше грабежей в городе не было. Далее повторили шаг советской власти – отобрали радиоприемники. Так боролись против советской пропаганды. 

Так как фашисты считали, что в Николаеве они навсегда, то начали восстанавливать инфраструктуру. В первую очередь, запустили городскую электростанцию. Для этого пришлось привезти необходимые детали из Германии. Электроэнергия стала подаваться на уцелевшие предприятия и в дома горожан. 

Восстановлению подлежали мосты с дорогами. Немцы отстроили разрушенный Варваровский мост. Впоследствии он будет служить после освобождения города от фашистов. 

Чтобы создать иллюзию мирной жизни и доброго отношения к местным жителям, немцы позволили работать зоопарку. В архивах сохранились билеты, где есть надпись на двух языках: украинском и немецком. 

В Николаеве при фашистской оккупации выходить газеты. Печатались на трех языках: украинском, немецком и русском. Для верующих свои двери открыли николаевские храмы. 

Такую почти пасторальную иллюстрацию оккупационные власти планировали показать Адольфу Гитлеру. Подтвержден тот факт, что фюрер таки был в Николаеве, но город не осматривал. Его самолет сел на военном аэродроме. А затем Гитлер, которого в этой поездке сопровождал Муссолини, на автомобиле поехал в Первомайск, где принимал парад. 

О том, что немцы считали, что в Николаеве останутся постоянно, свидетельствовал и тот факт, что они сразу организовали собственное кладбище. Оно было расположено в самом центре Николаева. Впоследствии его снесли и обустроили на этом месте мемориал воинам-ольшанцам. 

Но за этой сладкой картинкой скрывалась совсем другая жизнь — жестокая и непредсказуемая. Главный лозунг оккупантов по отношению к местному населению: «За непослушание — смерть». 

Нельзя было выходить на улицу без особых документов. Все взрослые должны были работать. Если вышел на улицу без специального пропуска – малейшее наказание, которое ожидало – арест. 

Отметим, что в течение первого года оккупанты сделали так, что в Николаеве не осталось ни одного человека еврейской национальности. Дольше всего не трогали врачей-евреев. Их уничтожили, когда из Германии приехали собственные врачи. 

Николаевское судостроение во время оккупации

Отдельно следует сказать о судьбе Николаевских судостроительных заводов. К моменту оккупации эвакуировать верфи не успели. Уничтожить заводы тоже не удалось. Лишь немного повредили оборудование. Отметим, что на стапелях остались даже недостроенные корабли. 

Фашисты начали работу судостроительных заводов по их переименованию. Итак, Черноморский судостроительный завод получил название «Южная верфь». Завод имени 61 коммунара стал называться «Северная верфь». Судоремонтный назвали просто — «Малая верфь». 

Оккупанты пытались запустить заводы. Тем более что на стапелях стояло немало незавершенных корпусов судов и военных кораблей разных классов. Там были эсминцы, линкоры, сторожевые катера. Но быть на воде им не суждено. за три года оккупации большинство корпусов были порезаны на металл. Не достроили их и после освобождения Николаева от фашистов. 

Но судостроительные заводы Николаева уничтожили. Отступая фашисты заминировали и взрывали все важные объекты. Так, значительно повредили электростанцию. Пострадали стапели и цехи судостроительных заводов. Некоторые из предприятий пришлось восстанавливать почти с нуля. 

Концлагерь на территории Николаева

О концлагере «Шталаг-364», который оккупантыы разместили на территории Николаева, написано много. Его исследованием занимались николаевские историки. В 2021 году вышла книга Валерия Чернявского «Темвод». Часть монографии посвящена именно существованию концлагеря для военнопленных. 

Это был самый большой концлагерь для советских военнопленных на юге Украины. Оккупанты не обременили себя поиском помещений за городом, а выбрали для лагеря жилье бывших работников николаевских заводов. Двухэтажные дома превратили в бараки, а саму территорию огородили забором из колючей проволоки. 

Чтобы представить, как выглядел”Шталаг-364”, достаточно посетить музей подпольно-партизанского движения на Николаевщине. Одним из основных экспонатов стала диорама концлагеря на Темводе. 

В каждом из бараков фашисты держали до 200 военнопленных, а общее количество заключенных могло одновременно составлять до 30 тысяч человек. Расстреливали пленных на территории лагеря. Так что жители ближайших улиц часто слышали выстрелы. За три года там погибли более 30 тысяч советских военных. 

После ухода Николаева жители на Темвод так и не вернулись. Когда-то перспективный микрорайон через несколько послевоенных лет превратился в пустырь.